Магия Безвременья

Объявление

23 ноября - фаза Луны: I четверть (молодая Луна),
c 12:15 6 лунный день >>>
23 ноября - Луна в знаке Водолея c 20:15 GMT
23 ноября - неблагоприятное время: 10:33 - 20:15 GMT
( UT=GMT - универсальное международное время
Определение местного времени: Москва, СПб = UT+3 (летом +4), Киев, Минск = UT+2 (летом +3) )



Добро пожаловать и благословенны будьте!



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Магия Безвременья » Лабиринт снов » Дневник ЭНИИ


Дневник ЭНИИ

Сообщений 701 страница 720 из 764

701

Сегодня снова общалась с мамой  :love:

А потом с лёгкой руки Владлены приснился мой любимый дух утешитель :-))))) общение было запоминающимся и к вечеру я таки осознала послание. Он может проявлять своё присутствие чаще, а мне надо просто быть понастойчивее и творчески подходить к ситуации. Удивительно,что на похожей волне я общаюсь ещё с одним мудрым духом и было трудно этих обоих различить с первых "трёх нот". Сейчас, без проблем. Хотя словами не передашь. Это как если вы знаете на вкус,что это малина,а не клубника. Только тут на уровне ощущений.

+1

702

ЭНИЯ написал(а):

А потом с лёгкой руки Владлены приснился мой любимый дух утешитель ))))

Рада была помочь 8-) Хотя и неосознанно

+1

703

Сегодня снился другой мир. Мы похожи на людей, но не люди. Мой муж обладает даром какого-то гипноза. Мне нужно просто посмотреть в его янтарные глаза, он говорит какую-то фразу на неизвестном языке и я "улетаю". Я не теряю осознавания. Я всё осознаю, но попадаю в состояние недвойственности. Очень трудно охарактеризовать. Это ощущение полной завершённости и отсутствие разделения. В земном понимании я такого никогда не испытывала. Ощущение какого-то блаженства и полной остановки ума. Нет страха вообще.

Я же иногда делюсь с мужем своим биоматериалом, вплоть до того, что могу дать каплю своей крови. Для него это лекарство. Если он заболевает, то без моего биоматериала, его разнесёт как Халка. Вот так мы друг друга дополняем. Я лечу его тело, а он мою душу (психику).

+1

704

Вижу во дворе Владлену. К ней пристаёт подвыпивший мужчина лет за 50. Стою наблюдаю эту картину и стараясь незаметно подойти, думаю, как бы отвадить от неё этого алкаша, т.к. боюсь, что его вырвет и он её испачкает.

Во втором сне у меня волосатая кошка, которую укусил Мордан (по жизни это крыса, которая у меня жила, но он давно умер). От кошки начинает отслаиваться кожа в месте укуса. Приношу мужу и прошу помочь, т.к. разрыв увеличивается. Он просит не спешить, и на наших глазах кошка вылазит из длинношерстной шкурки как из шубы. Оказывается, прежние хозяева, сшили ей одежду, которая на вид как длинная шерсть и когда кошка наконец-то вылезла, ей стало легче. Ещё бы, думаю, столько времени быть запертой в этом комбинезоне.

+2

705

ЭНИЯ написал(а):

Вижу во дворе Владлену. К ней пристаёт подвыпивший мужчина лет за 50. Стою наблюдаю эту картину и думаю, как бы отвадить от неё этого алкаша.

Ирис как-то снился подобный сон с моим участием. И все видят рядом какого-то пьяного и опасного человека. Два раза уже не совсем совпадение.

+1

706

Сегодня был длинный сон, но окончание смыло или разорвало сюжет, такое оно было стрессовое. Муж меня разбудил, говорит, я стонала, и начинала плакать, ну и проснулась в процессе того, как плакала.

Доктор сказал мне, что для исцеления я должна вынести три достаточно болезненных разряда током. Ко мне подключили проводки и я кого-то держала за руку в ожидании момента "ч". Я ощущала как начинает вибрировать и греться мой мозг. В ушах зазвенело и я ожидала вот-вот как будет больно и тело пробьёт судорога, но хвала Богине, меня разбудил муж. Было очень страшно  :'(

+1

707

Днём случился осознанный сон. Рассказывать особо нечего. Встречала многих знакомых и рассказывала им про то,что это Ос, а потом притворялась супервумен: летала и нарывалась на проблемы,даже под пули лезла и не умирала.

0

708

Перед сном вопрос: как (.......) исцелить без хирурга?
Вопрос по женскому здоровью.

***
Я училась в школе-общежитии (в школе был строгий режим и сложная атмосфера) и встречалась с мужчиной, который состоял в известной рок группе  :crazyfun: Короче, я явно нарушала правила  :D Однажды я гуляла по городу вместе с той группой и мой более близкий знакомый из этой группы сказал, что я ему нравлюсь. Меня это немного удивило, но почему-то было ожидаемо. Потом, через какое-то время мы возле моего учебного учреждения нашли укромное место, где смогли уединиться для близости. После которой в школе случилась тревога: я могла это наблюдать сквозь окна школы, находясь со своим молодым человеком в другом месте. Говорю ему, что сам видишь, надо отлучиться, а то перепадёт, если меня не досчитаются потом. Оказавшись в школе, обнаруживаю хаос и беспредел не понятно по какому поводу  %-) а ещё понимаю, что школа магическая, и у нас у всех есть свои способности. У меня есть волшебное оружие - глефа:
https://slm-assets2.secondlife.com/assets/2717237/lightbox/key%20of%20time_003.jpg?1293090194
...ученики разделились на два лагеря: тёмных и светлых (ну, конечно  :glasses: )

Битвы должны были состоять из серии боёв один против одного. К сожалению из той суматохи я запомнила только один эпизод (хотя было немало общих боёв, где я защищала себя и товарищей своей глефой) :dontknow: Против меня задействовали заклинание "лисий хвост". Можно отказаться, но тогда автоматически зачитывается проигрыш. Я рискнула. Какой-то энергетический красный жгут присосался к моему позвоночнику и стал подобием хвоста и продолжением моего позвоночника. Потом это должно было сделать мне очень больно внутри, т.к. "приросток" агрессивный и не родной. Но мне очень повезло, что незадолго до этого у меня была близость  :crazy: и нижняя чакра была хорошо прокачана и я смогла что-то наколдовать использовав этот центр и задействовав энергию кундалини, и вместо атаки на меня я переиначила саму сущность программы того заклинания. И этот хвост превратился в ещё больший красный шар, которой я поглотила нижней чакрой. Это было похоже на сферу из красного цвета внутри которой я ещё и от души напиталась энергией и в итоге получила приятные ощущение как при близости. Вообщем, похоже, в этом бое я победила. Жаль, что остальное забыла...там было много замысловатого, может, потому и не запомнилось всё.

0

709

Пыталась настроиться на маму сегодня.

Проснулась в 4:19 утра, но тело ощутила не сразу. В каком-то парении была. Во сне шла сквозь тёмные (ночь) комнаты и звала маму. Я была напугана, но при этом боялась напугать и маму тоже. Я собриралась прилечь в комнате возле маминой. У мамы отдельная комната,но дверь открыта (готова к общению). Мама вышла к включёному небольшому телевизору: послушать приятную песню. Мы обнялись и я увидела и взяла кошку-серёжку, сказав ей, не была ли и у меня похожая серебрянная кошка в детстве. Мама сказала, что была и я с ней практически не расставалась.

+2

710

Стоим в университете с С. и договариваемся, что встретимся на третьей паре. У С. почему-то был мой паспорт. Я очень довольна предстоящему общению.

Я в супермаркете возле дома с уже намыленой головой покупаю шампунь и доливаю прямо там на волосы. Кассы плохо работают. Нет компьютеров и чеков. Считают кое-как.(после этого сна проснулась с сильной головной болью)

Я с мужем общаюсь с его давней (по сну) знакомой. Женщина с длинными седыми волосами. Рассматриваю интерьер.  Вдруг осознаю,что мы на чердаке дома и сами внутри картонного (кукольного?) домика. Меня просят утащить кедровых орешков в труднодоступном месте у хозяев. Пошла искать. Обнаруживаю, что я кошка. Нахожу орешки в тайнике в полу. Беру зубами и приношу только один кулёк,верхний, т.к. второй слишком старый и из него орехи высыпаются.

0

711

Сегодня видела странное поселение с кельями и домиками. Там жили люди, у которых были части тел животных. Например мужчина с носом, похожим на морду ежа жил с ёжиком. Таких людей считали изгоями, но я пришла к ним пообщаться и мне было плевать, кто и что обо мне подумает. Помню делала много фотографий на память знакомства. Там было много кошачьих и других жителей.

А потом кто-то внезапно оскорбил Корову. Я чуть ли не с криками стала возмущаться  :mad: , мол, вы что совсем страх потеряли, это же Богиня Мать Хатор!
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/1f/4e/b5/1f4eb5e2df6d9ed0d7f344f1654f0864.jpg

+1

712

Про таких людей полубогов написано в романе Сыновья Ананси Нила Геймана. В нашем измерении они выглядели как люди, а в их собственном, были зооморфными.

"Защищаясь от яркого дневного света, он потер глаза."

Свернутый текст

Огляделся по сторонам.
Прямо перед ним – точь-в-точь небоскреб – вздымалась скала. Нет, отвесный склон горы. И в двух шагах сбоку уходил вниз такой же отвесный обрыв. Подойдя к краю, он осторожно глянул вниз. И, увидев что-то белое, решил, что это овцы, но, присмотревшись внимательнее, сообразил, что перед ним облака – большие пушистые облака очень далеко внизу. А дальше, под облаками – пустота: он видел голубое небо, и казалось, если смотреть еще дальше, то увидишь черноту космоса, а за ней – лишь холодное мерцание звезд.
Толстый Чарли попятился от обрыва.
Потом повернулся и пошел назад к горам, которые поднимались все вверх и вверх, так высоко, что он не видел вершин, так высоко, что он решил, что если они когда-нибудь упадут, то непременно ему на голову и погребут навеки. Он заставил себя опустить взгляд, смотреть на склон, а потому заметил в нем отверстия: они тянулись вдоль уступа между обрывом и склоном и выглядели как зевы естественных пещер.
Уступ, на котором стоял сейчас Толстый Чарли, был шириной не больше десятка метров. Да и не уступ вовсе, а петляющая между валунами песчаная дорога, где временами виднелись кусты и лишь изредка деревья. Дорога как будто огибала горы, а после терялась в туманной дымке на горизонте.
«Кто-то за мной наблюдает», – сообразил вдруг Толстый Чарли и окликнул:
– Эй? Здравствуйте. – Он запрокинул голову. – Эй, есть тут кто-нибудь?
Кожа у мужчины, который вышел из ближайшей пещеры, была много темнее, чем у Толстого Чарли, даже темнее, чем у Паука, но длинные волосы были рыжеватыми и ложились на плечи как грива. Вокруг бедер у него была повязана потрепанная желтая львиная шкура, сзади свисал львиный хвост, и вот этот хвост вдруг смахнул с плеча муху.
Желтые глаза мужчины моргнули.
– Кто ты? – прорычал он. – И по чьему разрешению ходишь по этой земле?
– Я Толстый Чарли Нанси, – сказал Толстый Чарли. – Моим отцом был Паук Ананси.
Массивная голова медленно склонилась.
– И зачем ты пришел сюда, сын компэ Ананси?
Оглядевшись по сторонам, Толстый Чарли решил, что они под скалой одни, но у него возникло такое ощущение, будто на них смотрят десятки глаз, будто навострились десятки ушей, но десятки голосов молчат. Толстый Чарли ответил громко, чтобы услышали все, кто желает услышать:
– Из-за моего брата. Он отравляет мне жизнь. Я не властен заставить его уйти.
– Так ты ищешь нашей помощи? – спросил Лев.
– Да.
– А твой брат? Он, как и ты, крови Ананси?
– Он не как я. Совсем не такой, – сказал Толстый Чарли. – Он скорее твоего народа.
Мазок жидкого золота: одним прыжком человек-лев лениво и легко, как перышко, прыгнул от входа в пещеру, в мгновение ока перемахнув серые валуны и пару ярдов песка. Теперь он вдруг очутился рядом с Толстым Чарли. Львиный хвост раздраженно хлестал по земле.
Сложив на груди руки, мужчина глянул на Толстого Чарли сверху вниз и сказал:
– Почему ты сам не уладишь свое дело?
У Толстого Чарли пересохло во рту. Горло как будто закупорило пылью. Стоявший рядом с ним был ростом выше любого человека, и пахло от него совсем не по-человечьи. Кончики кошачьих клыков придавили нижнюю губу.
– Не могу, – пискнул Толстый Чарли.
Из следующей пещеры высунулся гигант. Кожа у него была коричневато-серой и морщинистой, а ноги – как складчатые колонны.
– Если вы с братом поссорились, – сказал он, – попросите отца вас рассудить. Покоритесь воле главы семьи. Таков закон.
Он снова скрылся в пещере и издал горловой звук, такой громкий и трубный, что даже Толстый Чарли сообразил, что слышал Слона.
Толстый Чарли сглотнул.
– Мой отец мертв.
И голос у него был теперь снова чистым, много чище и громче, чем он ожидал. Его слова эхом отдались от отвесной скалы, раскатились по сотням пещер, по сотням каменных уступов. «Мертв, мертв, мертв, мертв», – повторяло эхо.
– Поэтому я пришел сюда.
– Я не питал любви к Пауку Ананси, – сказал Лев. – Однажды, давным-давно, он привязал меня к бревну и велел ослу тащить меня в пыли к трону May, создателю всех вещей. – От этого воспоминания Лев зарычал, и Толстому Чарли очень захотелось оказаться на другом краю света.
– Иди дальше, – сказал Лев. – Если повезет, то найдешь кого-то, кто тебе поможет. Но я этого делать не стану.
Слон сказал из темноты пещеры:
– И я тоже. Твой отец обманул меня и наелся моего живота. Он сказал, что сделает для меня сандалии, и смеялся, набивая себе желудок. У меня долгая память.
Толстый Чарли пошел дальше.
У входа в следующую пещеру стоял человек в щегольском зеленом с переливом костюме и элегантной шляпе с лентой из змеиной кожи. И ботинки, и ремень у него тоже были из кожи змеи.
– Иди дальше, сын Ананси, – сказал Змей, и во рту у него что-то сухо затрещало, точно гремучка забила хвостом. – От вашей проклятой семейки одни неприятности. Я в ваши проблемы вмешиваться не стану.
Женщина у входа в следующую пещеру была очень красивой, но глаза у нее были как две капли нефти, и вибриссы на фоне кожи казались снежно-белыми. А еще у нее было два ряда грудей.
– Я знала твоего отца, – сказала она. – Давно это было. Мр-р-р.
Она встряхнулась от одного только воспоминания, и Толстому Чарли вдруг показалось, что он прочел очень личное письмо. Она послала Толстому Чарли воздушный поцелуй, но, когда он попытался подойти ближе, качнула головой. Он пошел дальше.
Впереди из земли торчало искривленное мертвое дерево – точь-в-точь абстрактная скульптура из старых костей. Тени стали уже удлинятся, ведь солнце медленно опускалось в бесконечное небо, туда, где скалы вдавались в конец света. Солнечный диск казался чудовищным оранжево-золотым шаром, и мелкие облачка под ним были окрашены золотом и пурпуром.
«Ассирийцы напали, как волк на отару, – подумалось Толстому Чарли. – Их когорты сверкали подобно пожару». Строчки Байрона всплыли из какого-то позабытого урока литературы. Он попытался вспомнить, что такое «когорты», и не сумел. Вероятно, какие-то повозки.
Совсем рядом с ним что-то шевельнулось, и тут он сообразил: то, что он принял за валун под деревом, на самом деле человек – с песочными волосами и темными полосами на спине. Волосы у него были очень длинными и очень черными, а когда он улыбался, то показывал клыки, как у очень большой кошки. В скользнувшей по губам улыбке не было ни тепла, ни веселья, ни дружбы.
– Я Тигр, – сказал он. – Твой отец сотни раз меня обижал и оскорблял тысячью разных способов. У Тигра долгая память.
– Мне очень жаль, – отозвался Толстый Чарли.
– Я прогуляюсь с тобой, – продолжал Тигр. – Немного. Ты сказал, Ананси мертв?
– Да.
– Так, так, так. Он столько раз меня дурачил. Когда-то все принадлежало мне: сказки, песни, звезды – все. А он меня обокрал. Может, теперь, когда он мертв, люди наконец перестанут рассказывать его проклятые истории. Перестанут смеяться надо мной.
– Конечно, перестанут, – заверил Толстый Чарли. – Я вообще никогда над тобой не смеялся.
Сверкнули глаза цвета отполированного изумруда.
– Кровь есть кровь, – сказал он. – Потомки Ананси – это и есть сам Ананси.
– Я не мой отец, – возразил Толстый Чарли.
Тигр оскалился. Зубы у него были очень острые.
– Нельзя расхаживать, заставляя людей смеяться над тем и сем, – объяснил Тигр. – Мы ведь в серьезном мире живем, тут зубоскалить не над чем. Никогда не надо смеяться. Детей нужно учить бояться, учить их дрожать. Учить их быть жестокими. Учить их быть опасностью в темноте. Прятаться в тени, а после напрыгивать, бросаться или вылетать – и обязательно убивать. Знаешь, в чем истинный смысл жизни?
– М-м-м… – протянул Толстый Чарли. – Любить друг друга?
– Смысл жизни – в жаркой крови твоей жертвы у тебя на языке, в его плоти, распадающейся под твоими зубами, в трупе врага, брошенном на солнце стервятникам. Вот что такое жизнь. Я Тигр. Я сильнее, чем когда-либо был Ананси, больше, опаснее, могущественнее, страшнее, мудрее…
Толстому Чарли совсем не хотелось разговаривать с Тигром. И не потому, что Тигр был не в своем уме, нет, дело было в том, что он так серьезно отстаивал свои взгляды, а эти последние оказались далеко не самыми приятными. А еще Тигр напоминал Толстому Чарли кого-то, и хотя Толстый Чарли не мог определить, кого именно, но точно знал; что этот кто-то ему не нравится.
– Ты поможешь мне избавиться от брата?
Тигр закашлялся, будто в горле у него застряло даже не перо, а целая птица.
– Хочешь, принесу тебе воды? – спросил Толстый Чарли.
Тигр поглядел на него с подозрением.
– В прошлый раз, когда Ананси предложил мне воду, я в конечном итоге попытался съесть луну из озера и чуть не утонул.
– Я просто хотел помочь.
– Вот и он так сказал. – Придвинувшись к Толстому Чарли, Тигр посмотрел ему в глаза. С такого близкого расстояния он и вовсе не походил на человека: нос слишком плоский, глаза расположены иначе, и пахнет от него, как из клетки в зоопарке. И слова его обернулись раскатистым рыком: – Вот чем ты мне поможешь, сын Ананси. И ты, и твой брат. Держитесь от меня подальше. Понятно? Если хочешь сохранить мясо на своих костях.
Тут он облизнулся, и язык у него был красным, как свежая кровь, и длиннее, чем полагается иметь человеку.
Толстый Чарли попятился, уверенный, что если повернется, если побежит, то почувствует, как кожу у него на загривке разрывают тигриные клыки. Шедшее рядом с ним существо лишилось теперь последней толики человеческого, и размерами оно было с настоящего тигра. В нем воплотилась каждая хищная кошка, которая вдруг вознамерилась полакомиться человечиной, каждый тигр, который ломал позвонки человеку, как домашняя кошка – мыши. И потому, пятясь, Толстый Чарли не сводил глаз с Тигра, и вскоре хищник мягко вернулся под свое мертвое дерево, растянулся на камнях и растворился в пятнистых тенях, где его присутствие выдавали лишь фонтанчики пыли, взбиваемой раздраженными ударами хвоста.
– Не бойся его, – сказала от входа в ближайшую пещеру женщина. – Иди сюда.
Толстый Чарли не смог решить, красавица она или ужасная уродина, но осторожно приблизился.
– Тигр разыгрывает могучего храбреца, но боится собственной тени. А еще больше – тени твоего папы. В его челюстях нет силы.
В ее лице было что-то собачье. Нет, не собачье, а…
– А вот я, – продолжала она, когда он подошел совсем близко, – могу зубами раздавить кость. Там самое вкусное прячется. Там – самое сладкое, что есть в теле, но никто, кроме меня, этого не знает.
– Я ищу кого-нибудь, кто помог бы мне избавиться от брата.
Запрокинув голову, женщина расхохоталась – диким лающим смехом, громким, долгим и безумным, и Толстый Чарли ее узнал.
– Никто здесь тебе не поможет, – сказала она. – Каждый тут пострадал, когда пытался тягаться с твоим отцом. Тигр ненавидит тебя и твою семью больше всего на свете, но и он даже пальцем не шевельнет, пока твой отец где-то ходит по миру. Послушай: иди по этой тропе. Я тебе добрый совет даю, ведь за глазом у меня пророческий камень. Поэтому поверь мне на слово, помощь ты найдешь, лишь когда отыщешь пустую пещеру. Войди в нее. Поговори с тем, кто ждет там. Понял меня?
– Кажется, да.
Она рассмеялась – нехороший вышел у нее смех.
– Не хочешь сперва задержаться у меня? Я многому тебя научу. Знаешь ведь, что говорят? На свете нет никого злее и гаже Гиены.
Толстый Чарли покачал головой и даже не остановился, а пошел дальше мимо пещер, тянувшихся вдоль скалы на краю света. Проходя мимо каждого черного отверстия, он в него заглядывал. Там были люди всех форм и размеров – крошечные и высоченные, мужчины и женщины. И когда он проходил, когда они выступали на свет из тени, он видел мохнатые бока или чешую, рога или когти.
Одних он пугал, и они отступали в темноту своего убежища. Другие, напротив, подбирались ближе, рассматривали его хищно или с любопытством.
Что-то обрушилось с каменного уступа над одной пещерой и приземлилось рядом с Толстым Чарли.
– Привет, – с отдышкой проговорило оно.
– Привет, – отозвался Толстый Чарли.
Новенький оказался волосатым и легковозбудимым. И с руками и ногами у него было что-то не так. Толстый Чарли постарался понять, в чем дело. Конечно, остальные люди-звери были зверьми и людьми одновременно, но здесь две половинки «без швов» или отличительных черт сливались в единое целое. Если у предыдущих существ животная и человеческая составляющие чередовались, как полосы на зебре, создавая нечто иное, то этот казался одновременно и человеком, и почти человеком, и от такой несуразности у Толстого Чарли зудели зубы. А потом он вдруг понял.
– Обезьяна, – сказал он. – Ты Обезьяна.
– Персик есть? – спросил Обезьяна. – Манго есть? А инжир?
– Извини, ничего нет.
– Дай мне что-нибудь поесть, и я стану твоим другом, – предложил Обезьяна.
Миссис Дунвидди о таком предупреждала. «Ничего не отдавай, – подумал Чарли. – Ничего не обещай».
– Боюсь, я тебе ничего не дам.
– Ты кто? – спросил Обезьяна. – Ты что? Ты какой-то половинчатый. Ты оттуда или отсюда?
– Моим отцом был Ананси, – сказал Толстый Чарли. – Я ищу кого-нибудь, кто помог бы мне разобраться с братом, заставить его уйти.
– Ананси может разозлиться, – сказал Обезьяна. – А это очень скверно. Если разозлишь Ананси, ни в одну сказку больше не попадешь.
– Ананси мертв.
– Мертв там, – сказал Обезьяна. – Возможно. Но здесь? Это совсем другая история.
– Ты хочешь сказать, он где-то здесь?
Толстый Чарли беспокойно оглядел склон горы: от самой мысли, что в одной из этих пещер сидит где-нибудь, покачиваясь в скрипящем кресле-качалке, отец – сидит, сдвинув на затылок фетровую шляпу, потягивает бурый эль из банки и прикрывает зевок рукой в лимонно-желтой перчатке, – становилось не по себе.
– Кто? Что?
– По-твоему, он здесь?
– Кто?
– Мой отец.
– Твой отец?
– Да, Ананси.
Обезьяна в ужасе запрыгнул на валун и распластался по камню, его взгляд заметался из стороны в сторону, точно он высматривал готовый вот-вот налететь смерч.
– Ананси? Он здесь?
– Я об этом и спрашивал, – возразил Толстый Чарли.
Схватившись ногой за какой-то выступ, Обезьяна внезапно перевернулся и свесился вниз головой, так что его физиономия уставилась вверх ногами в лицо Толстого Чарли.
– Я иногда возвращаюсь в большой мир, – сказал он. – Там говорят: «Обезьяна, Обезьяна, приди, мудрый Обезьяна. Приходи, мы припасли для тебя персики. И орехи. И личинки. И инжир».
– Мой отец здесь? – терпеливо спросил Толстый Чарли.
– У него нет пещеры, – отозвался Обезьяна. – Будь у него пещера, я бы знал. Наверное, знал бы. Может, у него была пещера, а я забыл. Если дашь персик, мне будет легче вспомнить.
– У меня с собой ничего нет, – сказал Толстый Чарли.
– Никаких персиков?
– Совсем ничего.
Качнувшись, Обезьяна вновь оказался на валуне и одним прыжком исчез, а Толстый Чарли пошел дальше по каменистой тропе. Солнце спустилось, висело теперь почти вровень с тропой и горело темно-оранжевым. Утомленные лучи забирались в пещеры, показывая, что каждая из них обитаема. В этой – с серой шкурой и смотрит близоруко, наверное, Носорог. А в этой – цвета гнилого бревна на мелководье, с черными, как стекло, глазами Крокодил.
За спиной у него что-то загремело, задребезжали посыпавшиеся камешки, и Толстый Чарли обернулся. Касаясь костяшками пальцев тропы, за ним стоял Обезьяна.
– У меня, честное слово, нет фруктов, – сказал Толстый Чарли. – Иначе я тебе дал бы.
– Мне тебя жалко, – откликнулся Обезьяна. – Шел бы ты домой. Это очень, очень, очень, очень дурная мысль. Да?
– Нет, – сказал Толстый Чарли.
– Ага, – забормотал Обезьяна. – Ну и ладно, ладно, ладно, ладно, ладно.
Он на мгновение застыл, а потом вдруг внезапным рывком пронесся мимо Толстого Чарли и остановился возле пещеры в некотором отдалении.
– Сюда не ходи, – крикнул он, указывая на вход. – Плохое место.
– Чем? – спросил Толстый Чарли. – Кто там?
– Никого! – победно ответил Обезьяна. – А значит, не он тебе нужен, верно?
– Да, – согласился Толстый Чарли. – Верно.
Обезьяна подпрыгивал и верещал, но Толстый Чарли решительно прошел мимо него и стал карабкаться по камням, пока не добрался до входа в пустую пещеру. Отсюда казалось, что солнце окрасило скалы на краю света алым, почти как свежая кровь.
Толстый Чарли устал, очень устал. Бредя по тропе вдоль гор в начале света (это всего лишь горы на краю света, если подходишь с другой стороны), он чувствовал нереальность происходящего, да и самому себе казался бестелесным. Эти горы и их пещеры – из того же материала, из какого были сотворены самые старые сказки. А ведь они возникли задолго до появления людей – с чего вы взяли, что люди первыми начали рассказывать сказки? И когда он ступил с тропы в пещеру, Толстому Чарли почудилось, будто он попал в чью-то чужую реальность. Пещера была глубокой, а ее пол – в белых пятнах от птичьих погадок. Еще на полу были перья, и тут и там, как растрепанная метелка для пыли, темнел высохший трупик птицы.
А в глубине пещеры ничего, кроме черноты.
– Эй? – окликнул Толстый Чарли.
– Эй, эй, эй, эй, эй… – откликнулось изнутри эхо.
Он пошел вперед. Темнота была такой плотной, что ее, казалось, можно потрогать руками, будто глаза ему завязали тонкой черной тканью. Вытянув руки по сторонам, он двигался медленно, останавливаясь после каждого шага.
Что-то шевельнулось впереди.
– Привет!
Его глаза понемногу привыкли к темноте, и теперь он смог кое-что различить. «Нет, ничего особенного, просто перья и тряпье». Еще шаг, и ветер всколыхнул перья, захлопал тряпьем на полу пещеры.
Что-то затрепыхалось вокруг него, пронеслось сквозь него, разгоняя воздух хлопаньем голубиных крыльев.
Заклубившаяся пыль запорошила Толстому Чарли глаза и ноздри. Он прищурился на холодный ветер и попятился, когда впереди поднялся смерч пыли, тряпок и перьев. Потом ветер стих, а на месте кружившихся перьев оказалась человеческая фигура, которая подняла руку и поманила Толстого Чарли к себе.
Он отступил бы, но она вдруг сделала шаг и взяла его за рукав. Ее прикосновение было сухим и легким, и она потянула его к себе…
Толстый Чарли невольно двинулся вперед, еще глубже в чрево пещеры…
…и оказался на голой равнине цвета меди, под небом оттенка скисшего молока.
У разных существ разное зрение. Глаза человека (в отличие, скажем, от глаз кошки или осьминога) пригодны для того, чтобы видеть лишь одну реальность зараз. Глазами Толстый Чарли видел одно, а разумом – другое, а в пропасти между первым и вторым притаилось безумие. Он почувствовал, как в нем волной поднимается дикая паника, и, сделав глубокий вдох, задержал дыхание, слушая, как отчаянно бьется о грудную клетку сердце. И заставил себя верить глазам, а не разуму.
И потому он знал, что перед ним птица. Птица с безумными глазами и встрепанным оперением. Птица больше любого орла, выше любого страуса. С кривым острым клювом-крюком, как у хищника. С перьями цвета сланца и нефтяным отливом, в котором темной радугой переливаются зелень и пурпур. В глубине души он это знал. А глазами видел женщину с волосами цвета воронова крыла, женщину, которая стоит там, где полагается быть метафоре – Птице всех птиц. Не молодая и не старая, и лицо у нее было словно высечено из обсидиана в те времена, когда сам мир был сон.
Она наблюдала за ним и не шевелилась. В небе цвета скисшего молока клубились тучи.
– Меня зовут Чарли, – начал Толстый Чарли. – Чарльз Нанси. Большинство знакомых… ну, почти все зовут меня Толстым Чарли. И ты можешь. Если хочешь.
Никакого ответа.
– Моим отцом был Ананси.
Ничего. Ни взмаха ресниц, ни вздоха.
– Я хочу, чтобы ты помогла мне заставить моего брата уйти.
При этих словах она склонила голову набок – сделала достаточно, чтобы показать, что слушает, достаточно, чтобы показать, что жива.
– Сам я не могу. Ему досталась вся магия и так далее. Я просто поговорил с паучком, и ни с того ни с сего объявился мой брат. А теперь я не могу от него избавиться.
Когда женщина наконец заговорила, голос у нее оказался хриплый и низкий, как крик вороны:
– И чего ты хочешь от меня?
– Как насчет помощи? – предложил он.
Она как будто задумалась.
Позже Толстый Чарли старался и не мог вспомнить, что же на ней было надето. Иногда ему казалось, что это была накидка из перьев, а иногда – какие-то лохмотья или, может, поношенный плащ – такой, в котором она была, когда он позднее встретил ее в парке и когда все стало оборачиваться скверно. Но в одном он не сомневался, во что-то она была одета. Будь она голой, он бы запомнил, правда?
– Помощи? – эхом откликнулась она.
– Избавиться от него.
Женщина кивнула.
– Ты хочешь, чтобы я помогла тебе избавиться от крови линии Ананси.
– Я просто хочу, чтобы он убрался и оставил меня в покое. Я не хочу причинять ему боль или еще что.
– Отдай мне кровь и род Ананси, пусть он будет в моей власти.
Толстый Чарли стоял на бескрайней медной равнине, которая (и откуда он это знал?) находилась в пещере в горах на краю света, а те, в свою очередь, в пропахшей фиалковой водой гостиной миссис Дунвидди, и пытался понять, чего же она хочет.
– Я не могу ничего отдать. И обещать тоже не могу.
– Ты хочешь, чтобы он исчез. Мое время дорого стоит. – Сложив руки на груди, она уставилась на него безумным взглядом. – Я не боюсь Ананси.
Ему вспомнился голос миссис Дунвидди.
– М-м-м… – неуверенно протянул Толстый Чарли. – Мне нельзя давать обещаний. И взамен я должен попросить что-то равноценное. То есть мы должны поменяться.
Вид у Женщины-Птицы стал недовольный, но она кивнула.
– Тогда взамен я дам тебе кое-что равноценное. Мое слово. – Своей рукой она накрыла его ладонь, словно вкладывала в нее что-то, потом сжала, замыкая его пальцы в кулак. – А теперь произнеси вслух.
– Я даю тебе кровь Ананси, – сказал Толстый Чарли.
– Хорошо, – произнес бестелесный голос, ведь женщина исчезла, в буквальном смысле распалась на части.
Там, где она стояла, вдруг взмыла ввысь, точно потревоженная выстрелом, птичья стая и разлетелась во все стороны. Небо заполнилось птицами – их тут было больше, чем Толстый Чарли мог себе вообразить. Бурые и черные птицы кружили, клубились облаком черного дыма, большим, чем способно вместить человеческое сознание.
– Теперь ты заставишь его уйти? – выкрикнул Толстый Чарли в небо цвета скисшего молока.
Птицы скользили на фоне туч, и каждая вдруг изменила свой полет, так что с неба на Чарли внезапно уставилось гигантское лицо.
Губы размером с небоскреб складывали в небе в слова: гомоном и писком, когтями и клювами неведомое существо произнесло его имя.
Потом лицо распалось в безумный хаос, а составлявшие его птицы устремились прямо к нему. Стараясь защититься от них, Толстый Чарли закрыл голову руками.
Внезапно щеку ему обожгло острой болью. На мгновение он решил, что какая-то птица оцарапала его клювом или вырвала кусок кожи когтями. А потом открыл глаза и понял, где очутился.

+2

713

Более "муторного" сна не припомню. Не иначе,как к болезни (?) :dontknow:  :hobo:

В квратире ютится много человек. Все, так и ли иначе, мои родственики: и живые, и мёртвые. И все мы улеглись спать. Меня положили спать с кем-то из ныне усопших. С кем не помню,хотя сон фиксирую "не отходя от кассы". Я без одежды (это дурное знамение во сне,но можно предположить и проэкцию: летом часто сплю в таком виде). Пошла искать себе отдельную постель. В одной сопела бабушка со стороны папы (ныне усопшая) и укрыта она была простынёй с головой. В ванной тоже с головой укрытыми спали бабушка и дедушка (с маминой линии, усопшие). Дедушку я при жизни не видела, т.к. он ушёл из семьи, когда мама была ещё малой. Я ходила и уже помимо где вздремнуть,искала, что на себя накинуть. Остальное помню плохо.

Ну и сон  :-(
***

Сегодня Успение Богородицы. Интересно как это связано и что значит?

+1

714

ЭНИЯ написал(а):

Я без одежды

Или просто показывает, что вы сейчас крайне уязвимы. Кстати, может поэтому вас кладут "рядом" с каким-то родственником, чтобы скажем так, хоть кто-то вас прикрывал. Но вы как-будто этого не хотите.

ЭНИЯ написал(а):

Я ходила и уже помимо где вздремнуть,искала, что на себя накинуть.

"Вздремнуть" и поспать, это необходимость восстановить силы. А посредством чьей-то подачи (кого-то из родственников), вам показалось это неприемлемым. Вы не хотите для себя подсознательно такой энергии, ищите "отдельное местечко". Ну и возможные методы защиты  "чтобы на себя накинуть", т.к. ощущаете свою энергетическую "наготу".

* Кстати. Тот факт, что вам показали, что некоторые бабушки и дедушки "отдыхают", как по мне - говорит о том, что они уПОКОены в настоящее время.

Отредактировано Unicorn (28th Aug 2017 09:14:48)

+1

715

Unicorn написал(а):

Или просто показывает, что вы сейчас крайне уязвимы. Кстати, может поэтому вас кладут "рядом" с каким-то родственником, чтобы скажем так, хоть кто-то вас прикрывал. Но вы как-будто этого не хотите.

Мне "вдолбили" в детстве предубежедние, что спать с покойными плохо. Возможно, ваша правда и в этом нет ничего крамольного. Т.к. по остаткам ощущений, по-моему спать с собой предложила мама. А мама плохого не пожелает.

Unicorn написал(а):

* Кстати. Тот факт, что вам показали, что некоторые бабушки и дедушки "отдыхают", как по мне - говорит о том, что они уПОКОены в настоящее время.

Получается тогда, что не зря у меня не идёт "общение" с этой бабушкой. Тишина и всё тут, как лбом об стену. Мама периодически снится тоже в снах, где она дремлет, но просыпается и мы общаемся. Вторая бабушка давно не снилась...ну, Unicorn  :love: вы меня прямо успокоили. Пора мне избавляться от предубеждений на счёт снов с покойными  :flag:

+1

716

Немного пофлужу к размышлениям: как по мне - то активными родовые каналы существуют как правила два-три поколения после смерти, т.е. к примеру, дети знают своих родителей в лицо, своих бабушек и дедушек, они их как правило видят, если нет при жизни, то их родители им о своих рассказывают активно, тем самым поддерживая ментальное тело усопшего воспоминаниями, возвращаясь к тому или иному образу, поддерживают память фантома о себе самом. Ведь все знают, что ментальное тело усопшего, существует пока о нем помнят. Чем реже о нем вспоминают, тем оно истончается быстрее и в конечном итоге, растворяется и больше себя не отождествляет с прежней физической оболочкой. Вот и тут, пока внуки помнят своих бабушек и дедушек, до них еще возможно дотянуться. Но как только придет новое поколение, которое уже практически ничего про своих прабабушек и прадедушек не знает, тогда то и уходят они планами выше. И оттуда их уже достать сложно, образы так очень сложно. Потому что у них уже нет отождествления себя с образами, а только с энергией рода, с памятью рода, вот и могут они привидеться/приходить в образе любом.

+1

717

Почти каждую ночь или через ночь в сновидениях всплывает эпизод, где я учусь в каком-то учебном заведении с совершенно неземными дисциплинами. Описать их на русский или вообще понятный язык трудно. Однако, каждый раз это новые дисциплины со смешанным контентом, где нужно мыслить творчески, и всё происходит с помощью Вдохновения, и никаких учебников или книг ещё ни разу не видела  :unsure: зато часто вижу Серёжу. Это скорее всего приятная проекция  :love:

+1

718

Сегодня мы с мужем ехали к какой-то целительнице-травнице. Дома оба помыли голову. Причём, ощущение, что я в последний момент собралась ехать с ним. Приехали. Двор и дом. Во дворе наша бабка и немного народу. Бабка была маленькая, нескладная, похожая на большой мяч. Она в своих движениях и ростом издалека выглядела как окружность. Занималась она, скажем так, престранным делом - отсоединяла свою голову и как мячиком в боулинге игралась ей. Когда мы подошли, она одела свою голову обратно.

Муз зашёл, а меня перед самым порогом не пустила, спросив, что я хочу (более конкретно), т.к. в прошлый раз я была слишком расплывчата и слишком много всего спрашивала, растекаясь мыслью по древу. Муж знаками подсказал, что выбрать. Я не задумываясь, ответила то, что хочу исцелить кисту/бартолинит. Мол, она давала мне отвары трав, и я их все выпила, но не помогло. Потом мы более подробно с мужем объяснили, что это за заболевание, а я сказала, что моя цель обойтись без хирурга. Мол, в прошлый раз оно вскрылось само, хотя и было очень больно, но в этот раз хочется, чтобы оно как-то рассосалось вообще  (т.е. я ей рассказала то же самое, что сказала бы и на яву). Бабка махнула рукой и сказала, что всё нормально, и она даст хорошие отвары и в этот раз всё будет хорошо. Меня так и оставили во дворе, перед порогом. Двери не было. Был просто порог. Я сидела на чём-то, вроде, узбекского коврика и слышала их. Сразу за порогом коридор и налево кухня. Муж начал жаловаться, что у него не пропадает тяга и ему хочется выпить. Бабка снова махнула рукой и сказала мужу пойти в коридор и выпить чашку какой-то травы. Он вышел, продолжая жаловаться на тягу, выпил большую "чаху" травы, где-то 0,5 л и вернулся на кухню. Бабка сказала мне оттуда, что я получу свои отвары в конце, а лечить сегодня она будет мужа.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

719

Плохо помню события сна, но запомнился только вывод и ощущения. Я куда-то пришла (точнее меня привели) и после долгого и досконального изучения местности, говорю: "Нет, при чём здесь (....тут не помню о ком речь...)? Это же территория архангела Азраила, ангела Смерти и перехода".

+1

720

Пытаюсь достучаться до мамы для хоть какого-то осознанного общения. Сегодня мы были в одной квартире: я, тётя (мамина сестра) и мама. Тётя спросила меня, где мама. Я, помня, что видела её, проходя, мимо ванной комнаты, ответила: "Мама спит в ванной, но не надо её будить, ей нехорошо".

Мама и правда во сне спала внутри самой ванны, но без воды. Ванная символизирует необходимость в очищении, но вряд ли это нужно маминой душе, может мне нужно избавиться от каких-то негативных установок, связанных с мамой? Пока радует хотя бы то, что сны с мамой есть, но не удаётся пообщаться :dontcare:

0


Вы здесь » Магия Безвременья » Лабиринт снов » Дневник ЭНИИ